Мужеложность. Написано для мужчин, но сколько здесь правды, которую должна знать каждая женщина. Об этом вы еще не знали!

Пока вы знаете, что мужчины как дети, вы знаете все!

Коко Шанель

Луч света лучше виден в темноте, а тень на свету. Так и мужское видится ярко на фоне женского. Если хочешь проверить себя, какой ты мужчина, посмотри, как ты относишься к трем главным явлениям женского: природе, неизвестности и женщине.

Когда мужчины хотят быть мужчинами, они стараются в первую очередь быть не женщинами. Напрасно, недостаточность мужского не в женственности, а в незрелости. Невыросший мужчина, мужчина-ребенок – вот место для работы, поле для битвы. Мужчина не тот, у кого яйца, а тот, кто возмужал, все остальное – игра в ложное мужество – мужеложность.

Возмужание неотделимо от женского начала. Наши предки умели делать из мальчиков мужей в три приема.

Первый этап – жизнь среди женщин, когда мальчик растет у мамки под юбкой и сосет титьку.

Второй этап – без женщин, когда орущего пацана отбирают у мамки и помещают в сугубо мужскую компанию. Там он получает навыки охотника, любовника и отца, то есть навыки, готовящие его к третьему этапу – возвращению к женщине, когда уже зрелый мужчина создает семью.

Я объяснил упрощенно, но смысл понятен –мужчина становится мужчиной только в непосредственном присутствии женщины.

Женщина – его зеркало, мотивация и конечный показатель мужественности.

Шаман Аркан Лушвала в своей книге «Время Черного Ягуара» пишет, что потеря связи с мудростью отцов привела к нарушению нормального взросления мужчин. Мы получаем лысину, так и не получив инициации, и строим мир на свой, мальчиковый манер.

Мир, построенный мужчинами-мальчиками, далек от рая, в нем становится все труднее дышать и пить, в нем искажены понятия свободы и счастья, в нем торжествует культ денег и силы, а творчество и непохожесть называют слабостью. Самое главное, в нем неуютно женщинам.

Неуютно, потому что мир построен без учета их интересов. Женское начало для ребенка – источник потребления, метафорическая титька. Мальчик только берет, и это нормально, пока он мальчик. Но если «мальчику» за тридцать, а он всё берет? Хватательно-сосательный рефлекс становится разрушительным.

Аркан пишет, что мужчина-ребенок без навыка общения с женским началом чувствует в нем угрозу и стремится его подавить. Одни идут по пути насилия, пытаясь всячески опустить женщину, другие продолжают «сосать титьку», ведут себя, как испорченные дети, манипулируют, требуют повышенного внимания, игрушек, скандалят, если что-то не так.

Две другие ипостаси женского также некомфортны с позиции мужеложности. Неизвестность давится тотальным контролем, долгосрочным планированием. Как покоряют и сосут без устали мать-Сыру Землю, думаю, повторять не надо.

Отголоски насильно покинутой груди слышны в среде мужчин, которых общество по недоразумению или на безрыбье называет настоящими. Офисный планктон вслепую ищет «теплое место», расталкивая соседей, высшим достижением респектабельности считается «присосаться к нефтяной трубе», а победа над конкурентами возвещается громогласным «Соси!».

Культура сосунков продвигает свои ролевые модели. Образы ложного мужества повсеместны, от Голивуда до теленовостей. Мужеложность теперь в цене. А женщины ждут, кто-то жалуется: «мужик пошел не тот», кто-то подстраивается, развивая мужество в себе и гася женственность.

Тем временем, мир становится все менее сбалансированным. «Потеря глубочайшего женского начала в современном мире происходит со скоростью вырубки деревьев в лесу», — пишет Аркан.

Что значит истинный мужчина? Профессор Дэвид Д. Гилмор в книге «Мужественность в процессе развития» говорит, что порог мужественности там, где мальчик начинает отдавать больше, чем потреблять. По-моему, такой же порог и для перехода во взросление.

Ок, у нас, мужчин, нет старцев, мудрых отцов, правильных ритуалов. Вместо отцов у нас Рэмбо, вместо инициации – армия, спорт и бизнес. За что зацепиться? Как увидеть свою мужеложность и победить ее? Кто поможет отыскать ту самую, истинную мужественность? Правильно – женщины.

Первым шагом должен быть возврат к женскому началу, принятие «женщины в себе», то есть таких качеств как мягкость, забота, смирение, мудрость, чутье. Через принятие женщины в себе, мы учимся уважению женского начала извне.

Когда начнем ценить, то сами собой проявятся мужские качества – желание защитить, взрастить, предоставить опору. Не потому что так должны, а потому что иначе не сможем.

То есть, через принятие женщины в себе мы сможем взрастить истинного мужчину в себе.

Мужские качества, как и любые человеческие качества, текучи. Их можно развить, проявить, утратить. Как ты узнаешь, насколько ты сейчас мужчина? В женских глазах.

Я, например, научился читать шкалу своей мужественности по малейшим изменениям в поведении Аюны. Вот я похвалился, и она взглянула на меня с материнской улыбкой – точно, как по-детски с моей стороны. Вот поступил мудро, и ее глаза светятся благодарностью и уважением.

Когда я бездарно теряю время и силы, в ее движениях появляется резкость и тревога – мужского в нашей семье убавилось, что делать?

Когда достигаю успеха, она становится мягкой, покорной и чертовски сексуальной. Она меня дрессирует, и боже мой, как мне это нравится!

Женщины хотят вернуть своих мужчин, взрослых, дающих, чтобы вернуться к себе, в лоно женственности. Аркан сравнивает истинного мужчину с солнцем, на которое можно положиться, что оно непременно взойдет поутру.

В этой надежности мужского внимания и заботы, женщина сможет расслабиться в спокойных водах, расцвести и наполнить мир тем, ради чего она создана – жизнью и любовью.

Автор: Александр Баранов

источник