Sекс по-христиански: оргазм как доказательство Бога

У Бога проблемы с сексом. Такой вывод напрашивается, когда теологи на основе божественных откровений рассказывают нам, как жить по-христиански: когда следует молиться, что нужно есть — и, конечно, как заниматься сексом. На днях Папа Римский назвал секс Божим даром, в один миг подтвердив догадки сексуальной теологии.

«Мы говорим о Боге как о любви,
но мы боимся называть его любовником».

Models of God: Theology for an Ecological, Nuclear Age, Sallie McFague

Любая религия заполняет собой всю жизнь верующего. Сказать, что ты христианин или буддист, означает не только признать, что веришь в Христа или Будду — это значит жить жизнью христианина или буддиста: есть, пить, молиться, жениться согласно предписанным канонам.

Религия практична: она дает точные инструкции всем верующим на все случаи жизни вплоть до самых мелочей, вроде наиболее богоугодного завтрака и подобающего времени для молитвы. И конечно, религия определяет, что такое богоугодный секс.

Что такое сексуальная теология

Вопросом христианской сексуальности занимается сексуальная теология. В рамках этого комплекса дисциплин западные богословы и философы религии спорят, для чего Бог создал секс и подарил нам возможность испытывать оргазм, какие сексуальные практики он считает приемлемыми и даже желанными, а какие — греховными и почему же так настойчиво требует целомудрия от некоторых своих последователей.

Сексуальная теология в последнее время активно обсуждается в западном мире, преимущественно в протестантских кругах, которые всегда были более открыты к сомнениям и не боялись оспаривать религиозные догматы и двигаться в ногу со временем.

Сам термин был придуман Джеймсом Нельсоном в книге Embodiment: an Approach to Sexuality and Christian Theology в 1979 году: с его помощью он хотел преодолеть разрыв между консервативным и эротофобным христианским наследием и либеральной, открытой к сексу современной культурой.

Свои сексуальные теологии есть и у иудеев, мусульман и буддистов, но научных статей, исследующих их, не так уж и много. Да и христианской сексуальной теологией занимаются исключительно на Западе — в протестантских и иногда в католических кругах.

И даже там некоторые говорят, что все эти современные взгляды разрушают традиционные христианские ценности. Православные богословы с ними точно согласились бы: трудно представить, чтобы в нашей культуре так открыто и без осуждения обсуждали вопросы секса и удовольствия.

Однако всё больше и больше современных западных теологов и философов религии говорят про секс. Пишут научные статьи. И изо всех сил пытаются разрушить стереотипы, чтобы заявить, что Христос, например на самом деле был профеминистом, а Бог не считал гомосексуальность грехом и вообще создал женский оргазм только для того, чтобы подтвердить человеку свое существование.

Почему христианство эротофобно

Христианство эротофобно. Попросту говоря, христианские теологи боятся говорить о сексе. К таким выводам пришла Маргарет Фарли, современная католическая теологиня, которая выяснила, что негативное отношение к сексу досталось христианству в наследие от античных и римских философов, а также первых христианских богословов.

Римские стоики считали, что сексуальное желание опасно, потому что его трудно контролировать.

Увлекаясь сексом, мы хотим управлять тем, что вне нашей власти: желаем взаимности, стремимся нравиться другому и выглядеть сексуально — хотя наша внешность всё равно со временем меняется, как бы мы ни старались. Стоики считали, что секс путает мысли и отвлекает от духовного развития.

Первые христиане переняли этот взгляд на секс как на занятие, которое отдаляет нас от Бога. А еще через несколько столетий заявили, что секс не только потенциально опасен, так как может быть причиной потери контроля, но и сам по своей природе есть зло и грех — всегда, везде и с любым партнером.

Таким взглядам поспособствовал Аврелий Августин, христианский богослов и философ IV–V веков, который в своей автобиографии «Исповедь» честно признался, как сложно ему было себя контролировать в юности и как много сексуальных грехов он тогда совершил.

Этот опыт убедил его: похоть — это Божье наказание, а раз любой секс начинается с этого греховного желания (даже тот, что угоден Богу: происходит между мужем и женой и ведет к рождению ребенка), то сексуальная природа человека изначально грешна.

Секс — это напоминание от Бога, что мы всего лишь люди, что мы оступились, что мы наказаны.

Фарли уверена, что даже те позитивные взгляды на секс как на продолжение рода, что особенно часто проповедовали ранние протестанты в XVI–XVII веках, всегда были под властью стереотипа «сексуальные желания опасны, их необходимо контролировать, ведь люди не умеют сдерживаться».

А потому людям нужен брак и тщательно прописанные правила сексуальной жизни мужа и жены — всё в целях контроля, всё для того, чтобы люди как можно реже и осторожнее занимались этим грешным и опасным для души занятием.

Средневековый философ и теолог Фома Аквинский допускал секс только в целях продолжения рода. Один из инициаторов Реформации Мартин Лютер считал, что сексуальные отношения между мужем и женой должны строиться на основе веры в Бога, а протестантский теолог Карл Барт, живший в XIX–XX веке, уже допускал сексуальные отношения — если только они находятся в гармонии с духовностью. И хотя о сексе теологи говорили на протяжении всего развития христианства, на нем всегда лежала эта негативная тень греха.

Христианство на протяжении всего своего развития учило: сексуальные желания нам до конца не подвластны.

Плоть нужно усмирять и контролировать. Секс допускается только для деторождения. Наслаждение — грех. Неудивительно, что христианство воспринимается большинством как консервативная и секс-негативная религия.

На Западе пытаются разрушать эти стереотипы и создавать обновленный христианский дискурс про секс. В православной культуре происходит прямо противоположное: о сексе говорят только как о грехе.

Сексуальная теология — новый взгляд христианства на секс

В странах, где распространен протестантизм, в последние тридцать лет заметно, как радикально меняются взгляды на секс. Элизабет Кларк, исследовательница патристики и ранних отцов церкви, утверждает, что в самой сути христианства не заложены негативные взгляды на секс:

«Если Бог дал людям половые органы и сказал первой паре „плодитесь и размножайтесь“, значит секс и рождение детей не было злом и грехом. А потому даже все опасения Святых Отцов про секс всегда должны были сначала оспорить утверждение, что это сам Бог дал нам такие тела [то есть тела, занимающиеся сексом] и такой приказ. Все это удерживало первых христиан от того, чтобы утвердить обязательный аскетизм для всех и полностью запретить секс».

Women in the Early Church, Elizabeth Clark

Высказывание о том, что это именно Бог создал наши тела желающими секса и подарил нам возможность им наслаждаться, — частый аргумент современных секс-позитивных теологов.

Все они уверены, что исторический контекст, неправильные толкования Библии и политика, которую церковь вела, чтобы укрепить свою главенствующую роль, привели к тому, что секс до сих пор рассматривался в христианстве только с одной — негативной — стороны.

Но как и любое явление, он многогранен и не терпит однозначных трактовок. А потому так важно наконец взглянуть на секс и христианство с другой, позитивной, стороны. Иногда даже уходя в крайности, эпатируя и шокируя, как это сейчас делают на Западе.

Оргазм как доказательство существования Бога

И мужчины, и женщины наслаждаются сексом. И если раньше христиане рассматривали оргазм как искушение и грех, то современные западные теологи видят в нем доказательство существования Бога.

В науке нет однозначного ответа на вопрос, почему и как эволюция наградила женщин оргазмом. В отличие от мужского женский оргазм не служит конкретной цели в процессе зачатия.

Но, может, он нужен для того, чтобы женщины хотели заниматься сексом с мужчинами? Философ науки Элизабет Ллойд утверждает, что это не так: статистически женщины редко испытывают оргазм от гетеросексуального проникающего акта.

Кроме того, во время мастурбации женщины гораздо быстрее и с меньшими усилиями достигают оргазма, чем при проникающем сексе с партнером. Такое устройство выглядит очень необдуманным решением: если бы эволюция «хотела», чтобы женский оргазм служил только целям размножения и как своего рода «рекламная акция» для проникающего секса с партнером — он работал бы как-то иначе.

«С точки зрения эволюции женский оргазм бесполезен? Едва ли. Он — доказательство нашей духовной, кармической, небесной эволюции, и, если мы забудем об этом, мы утратим нечто важное».

Female Orgasm: Proof Of God, Марк Морфорд

Марк Морфард, Роланд Каро и другие современные протестантские теологи считают, что ответом для эволюционной загадки про женский оргазм может быть Бог. Так, Каро доказал, что одни и те же участки мозга активны и во время оргазма, и во время религиозного экстаза. Это подтверждается и личным опытом.

Верующие склонны описывать свои мистические переживания такими же словами, как если бы они описывали оргазм. Связь между сексуальным и религиозным удовольствием не случайна: оргазм, возможно, был предшественником или более примитивным вариантом всех мистических опытов.

А тот факт, что люди проделали такую духовную эволюцию (от оргазма к религиозному экстазу) лишь подтверждает, что Бог есть — и это он наградил нас такой возможностью.

С подобными заявлениями протестантских теологов, конечно, можно поспорить. Но они хороши уже тем, что подрывают стереотипы и, наконец, рассматривают секс в позитивном свете.

Секс — это не постыдное греховное удовольствие, а способ познания Бога и себя.

Такие обсуждения секса меняют и взгляд на то, зачем он нужен. Если раньше его функция сводилась к деторождению в христианском дискурсе, то теперь он рассматривается и как проявление любви, и как духовная практика.

Раз Бог создал оргазм, значит он хотел, чтобы мы занимались сексом не только для продолжения рода, а чтобы мы им наслаждались. Вполне вероятно, что на подобные взгляды повлияли восточные духовные практики, которые стали популярны в XX столетии на Западе. Например, идеи самосовершенствования и наслаждение сексом распространены в неотантре.

Был ли Христос профеминистом

Конечно, подобные взгляды на секс и удовольствие хоть и кажутся радикальными, но не отменяют консервативных высказываний христиан о браке, разводе и роли женщины в семье.

Вполне можно разрешить взгляд на секс как на удовольствие и сохранить при этом традиционные ценности: мол, наслаждайтесь сексом, развивайте свою духовность, познавайте себя — но в браке с четко прописанными гендерными ролями.

Неудивительно, что многие феминистки на Западе продолжают критиковать христианство как крайне патриархальную и женоненавистническую религию.

Но мир меняется. Всё больше современных христиан (в основном протестантов) не хотят мириться с подобными заявлениями. Рассуждая про феминизм, протестантский теолог Роланд Каро напоминает о важности исторического контекста. Понятное дело, многие высказывания Христа звучат слишком консервативно для нашего времени: он жил две тысячи лет назад — а потому не стоит их буквально и понимать.

Например, Христос и вправду был против развода:

«Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею? Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так; но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует».
Мф: 19:7-9

Но он запрещал разводиться не потому, что хотел, чтобы люди были несчастливы в браке. Он запрещал развод для того, чтобы дать женщинам больше прав, чем у них было в то время.

Из цитаты видно, что развод в древнем иудейском обществе был простой процедурой: достаточно было дать своей (теперь уже бывшей) жене «разводное письмо» — и отправить ее обратно в семью. Мол, не подошел ваш товар, испортился.

Женщины рассматривались исключительно как имущество — дорогие (или не очень) объекты, которыми мужчины обменивались для укрепления социальных связей и обретения власти. Старый Завет пропитан такими взглядами на брак и семью.

Женщины были товаром, по поводу которого мужчины заключали между собой сделки, даже не задумываясь об их чувствах. А женская измена была так страшна только потому, что другой мужчина посмел покуситься на чужое имущество: «испортить» его и оскорбить другого мужчину.

Христос же пытается изменить такое потребительское отношение к женщинам. Он постоянно повторяет, что брак заключается на небесах, развод невозможен, жена — одна плоть с мужем. Все его слова сейчас кажутся консервативными и старомодными, но для его современников они звучали очень прогрессивно и феминистично.

Христос проповедовал, что мужчины и женщины равны перед Богом, и пытался исправить гендерную несправедливость своего времени, насколько это было возможно.

Именно поэтому протестанские теологи утверждают: учение Христа по своей сути феминистично. Вырывание цитат из Библии и попытки применить их к современному времени без знания исторического контекста и древних культур извращают христианство.

Библию ни в коем случае нельзя трактовать буквально и пытаться бездумно применить всё то, что там описано. Ведь описано там и вправду много: взять хотя бы многоженство (история Иакова, Лии и Рахиль) или кровосмешение отца и дочерей (история Лота). Подобные истории, вырванные из библейского контекста, можно использовать для различных — и даже полностью противоположных — толкований Библии.

Гомосексуальность и христианство: история заблуждений

Одно из самых больших заблуждений в истории христианства, как считают современные западные теологи, — это история Содома. Даже те, кто далек от христианской веры, уверены: Бог наказал жителей Содома за грех гомосексуальности.

Однако если почитать главу про Содом в Библии, то заметно, что там нет ни слова про гомосексуальность. Бог наказывает жителей этого города за негостеприимность, необоснованную жестокость по отношению к гостям и за желание ими воспользоваться.

Безусловно, содомляне поступили плохо: они хотели извлечь выгоду из беззащитности чужеземцев и надругаться над ними. Им было неважно, какого пола гости. История Содома — это поучительная история о жестокости сильных над слабыми, о несправедливости, о изнасиловании — но отнюдь не о гомосексуальности.

Другой растиражированный библейский отрывок, который любят использовать христианские моралисты, — это цитаты из Левита:

«Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость».
Лев: 18:22

«Если кто ляжет с мужчиною как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них».
Лев. 20:13

Как замечает Теодор Дженнингс, только в VII–IX веках христианские богословы начали использовать эти отрывки в своих проповедях против гомосексуальности. Подобную «слепоту» можно объяснить тем, что ранее никому и в голову не приходило толковать их так буквально.

И хотя изначальный смысл отрывков утерян, да и различные переводы и версии, что дошли до нас, наверняка его исказили, исследователи предполагают, что эти предостережения могли означать:

запрет языческих культов плодородия, которые могли быть распространены до иудаизма. Попросту говоря, эти законы запрещают не гомосексуальный секс, а обряды старых религий (Christianity, Social Tolerance, and Homosexuality: Gay People in Western Europe from the Beginning of the Christian Era to the Fourteenth Century, John Boswell);

метафорический запрет смешивания различных культур и желания вобрать в себя чужие элементы (отсюда «не ложись как с женщиною» — то есть не подчиняйся, не принимай). Любая новая религия может раствориться в старой, более распространенной, которой всё еще больше доверяют, которая просто стала привычкой.

На момент написания Ветхого Завета иудаизм не был главенствующей религией, а значит, был под угрозой. Авторы этих строк хотели оградить новую, пока еще слабую религию от заимствований и влияния других культур.

Чем больше эти строки переводились, переписывались и пересказывались, тем быстрее терялся их первоначальный смысл.

В Новом Завете Христос нигде прямо не говорит, что гомосексуальность — это грех. Более того, некоторые библейские истории звучат сегодня как самые настоящие любовные романы.

Взять, например, описание дружбы (а только ли дружбы?) Рут и Наоми, где женщины так описывают свои чувства:

«Куда ты пойдешь, пойду и я, где ты жить будешь — там и я… Где ты умрешь, там и я умру».
1:16-17

Или историю про ученика, которого любил Иисус и с которым он часто обнимался (Ин. 13:21-26).

Его же Христос на своем смертном одре попросил присматривать за своей матерью Марией. А саму Марию — относиться к нему как к сыну (Ин. 19:25-27 и 20:1-10). Загадочный «любимый ученик Иисуса» появляется в тексте Библии несколько раз, и хотя можно спорить, какие именно отношения их связывали, Дженнингс уверен, что все эти отрывки, на которые мало кто обращает внимание, показывают, что всё не так однозначно и что в Библии есть место для разных типов отношений. Впереди — долгий путь исследований и открытий!

Такими исследованиями и занимается отдельное направление теологии на Западе — квир-теология.

«Открытие квир-духовности призвано не только освободить нашу сексуальность из узких рамок, но и также, наконец, освободить Бога от традиционных богословских построений, запрещающих секс».

Queering Christ, Robert E. Goss

«Сексуальная эсхатология»: каким должен быть христианский секс

Так как же христианство должно говорить о сексе? Какие критерии к нему предъявлять? Что считать грехом, а что, наоборот, поощрять?

Для современной сексуальной теологии задача номер один — это решение проблемы насилия и жестокости.
Многие теологи признают, что в христианских семьях изнасилования и гендерное неравенство — в порядке вещей (почитать больше можно в исследованиях Евы Лундгрен) из-за того, что негативное отношение к сексу и патриархальные взгляды так долго проповедовались церковью.

Безусловно, это нужно менять. Нужно переписывать устоявшийся дискурс.

Но как? Этим вопросом обеспокоена сексуальная эсхатология (эсхатология — учение о загробной жизни). Она предполагает, каким будет секс «в раю», то есть идеальный секс, когда общество избавится от всех своих грехов и будет вести праведную жизнь. Этот термин ввела теологиня Сьюзанн Корнуолл, в своей книге Theology and Sexuality она разворачивает полную картину современных теологических дебатов про сексуальность.

Впрочем, она вместе с Маргарет Фарли уверена, что «рая» можно достичь уже сейчас, если придерживаться тех ценностей, которые всегда были важны для христиан, просто про них почему-то часто забывали, когда говорили про секс:

  • запрет любого насилия;
  • согласие: чтобы не причинить насилие, всегда нужно спрашивать партнера, а хочет ли он/она попробовать ту или иную сексуальную практику;
  • взаимность;
  • равенство;
  • плодотворность: отношения должны быть плодотворными не только в смысле рождения детей, но и в смысле конструктивного развития обоих партнеров;
  • социальная справедливость: любые идеальные отношения должны быть примером для других — такими, чтобы и другие захотели их строить.

Корнуолл уверена, что только этими критериями и должна руководствоваться современная христианская сексуальная этика: ведь совершенно неважно, какого мы пола, кого мы любим и какие сексуальные практики предпочитаем. Для христианина главное — это любовь, взаимность и уважение друг к другу.