Сложная правда о «почти любви»

Я решила перестать называть тебя «почти любовью».

Эту фразу стали так часто использовать, что я уже не чувствую в ней смысла. Нет в этих словах никаких чувств, никакой болезненной ностальгии.

Поэтому я начала смотреть на нас как на параллельные линии.

То, как мы всегда продолжали расти и развиваться в одном направлении, хотя расстояние между нами всегда сохранялось. Мы оба пытались разобраться в себе — эмоционально, духовно, творчески, — а разбирались только друг в друге. Может именно поэтому мы все время возвращались в одну плоскость, в место, где наши параллельные были ближе всего.

Но может нам просто не суждено было пересечься.

Иногда мы подходили так близко, что даже чувствовали, что вот-вот столкнемся с чем-то большим и прекрасным. Возможно мы были в миллиметрах друг от друга, так что если отойти достаточно далеко, то наши две линии могли показаться одной сплошной.

Но между нами всегда было расстояние. 

Всегда было место для очередного оправдания или причины, почему у нас ничего не может быть. Всегда было то, что мешало нашим отношениям стать реальными. И никакие пьяные признания, сердечные слова или добрые намерения не стирали это пространство. Потому мы так и оставались порознь.

Но параллельные линии — это не всегда плохо. Если это железнодорожные пути, то они всегда приводят поезда в пункт назначения. Может нам просто суждено помочь мечтам друг друга сбыться? Помочь друг другу дойти туда, куда мы должны? Может нам просто нужно осмотреться по сторонам и увидеть того, кто понимает нас лучше друг друга?

Да, когда все сказано и сделано, в поездах больше нет никакой романтики. Или в параллельных линиях.

Или в нас. 

источник